Поколения — смена акцентов

К числу основных источников воздействий следует отнести, во-первых, собственно вычислительную технику, во-вторых, приложения и, в-третьих, человеческий фактор.

Каждое из поколений ЭВМ условно характеризуется своими формально-количественными, материальными показателями. Однако ретроспективно эти показатели представляются менее существенными в сравнении с другим, качественным показателем — стилем общения человека с вычислительной машиной.

Программирование для ЭВМ I поколения было абсолютно «прозрачным» — между программистом с его программой и ЭВМ не было никаких посредников. В ходе «сеанса» (в течение выделенных ему часов, а чаще — минут машинного времени) программист становился монопольным хозяином машины: ему были доступны для обозрения и модификации любой регистр, любая ячейка памяти, пульт машины и переключатели панелей ручного управления. Даже первые операционные системы еще не казались признаками отчуждения — каждый уважающий себя программист знал их наизусть.

Одной из таких систем явилась, в частности, отечественная интерпретирующая система ИС-2, созданная к 1958 г. под руководством М. Р. Щура-Буры для ЭВМ типа М-20, которую справедливо относят к числу первых в мире операционных систем, начавших появляться во второй половине 50-х годов. Она была ориентирована на программирование в относительных и условных адресах. Выполняя компиляцию рабочей программы из стандартно оформленных подпрограмм (СП) с настройкой по месту в оперативной памяти, эта система обеспечивала параметрическую связь подпрограмм, интерпретировала стандартные вызовы СП, выполняла автоматическое распределение и перераспределение динамической области оперативной памяти с сохранением вытесненных из нее СП на магнитном барабане либо ленте и последующим возвратом СП в оперативную память по мере обращения к ним. Тем самым ИС-2 играла примерно ту же роль, что в современных ОС автокоды, ассемблеры, загрузчики, диспетчеры памяти, службы ведения библиотек, каталогизации и простейшей виртуализации памяти.

Прикладной программист ЭВМ II поколения отделен от ЭВМ непроницаемой стеной высокоуровневых языков (с их трансляторами), операционными системами с пакетным режимом и операторным обслуживанием. Как бы комфортабельно это ни выглядело в лучших вычислительных центрах, попытки программиста без посредников увидеть, что же делается с его программой и данными в машине, кончались, как правило, одинаково: прикладная область теряла своего специалиста, а системное программирование — приобретало.

Использование терминалов с псевдодиалоговым режимом систем разделения времени машин III поколения не подтвердило прогнозов о возврате с новым качеством к стилю «прозрачного» программирования. Всеобщее недовольство (при повсеместном использовании) таких «монстров», как операционные системы IBM/360, достигло предела.

Лишь для машин IV поколения приемлемая по эффективности реализация давних идей о виртуализации всех вычислительных ресурсов вычислительной системы может, по-видимому, сделать реально возможным осуществление упомянутого прогноза.

Замечание. В научно-технической литературе принято считать определяющей характеристикой V поколения (особенно после авангардистских сообщений о так называемом «японском проекте») общение с ЭВМ на естественном языке. Оставляя полностью за пределами этой книги проблематику искусственного интеллекта, полагаем все же не столь существенным, будет ли человек к началу следующего века общаться с машиной на языке БЭЙСИК или БЭЙСИК-рашн в сопоставлении с реалистическими проектами создания национальных и глобальных информационно-вычислительных сетей, создания технической базы для коттеджной технологии и тем самым для свободного как коллективного, так и индивидуального творчества не только в интеллектуальной, но и в материально-производственной сфере.